Ягудин Азаль Бадретдинович

21.12.1908, с. Новые Челны Алькеевского уезда Базар-Матакской волости Казанской губернии – 22.10.1997, г. Казань

Амплуа: мастер художественного слова, конферансье

Звание: заслуженный артист РТ (1954 г.)

После окончания Татарского театрального техникума в г. Казани А.Ягудин в 1930-1933 гг. работал актером в Астраханском драматическом театре и в 1935-1938 гг. – в колхозном филиале Татарского драматического театра. Расцвет творческого таланта А.Ягудина связан с работой в Татарском государственном академическом театре имени Г.Камала (1938- 1949 гг.). Особенно ему удавались характерные и комические роли: Бобчинский («Ревизор»), Шут («Король Лир»), Монтекки («Ромео и Джульетта»), Дервиш («Ходжа Насретдин»), Габдельхай («Каюм Насыри»), Суфи («Шамсекамар»), Минхаж («На Кандре») и др.
В годы работы в театре он стал интересоваться эстрадным жанром, у него возникла тяга к художественному слову. Работая рядом с такими корифеями, как: Б. Тарханов, Х. Абжалилов, М. Мутин, Ш. Шамильский, Г. Шамуков, Х. Салимжанов, он учился у них словесному мастерству, знакомился со многими произведениями татарских поэтов и писателей. Его всегда восхищала запись стихотворения «Ысулы кадимче» (Страдания реакционера) в исполнении Г.Кариева. Он с непередаваемым блеском и юмором читал это стихотворение. Ярко и образно исполнял поэму «Шурале». Такую же горячую любовь испытывал и к творчеству М.Джалиля. В 1953 г. выдающийся композитор и художественный руководитель филармонии Дж.Файзи передал довоенное издание поэмы М. Джалиля «Письмоносец» А. Ягудину с напутствием выпустить поэму в жизнь, на сцену. А. Ягудином была создана обширная программа, целиком составленная из произведений поэта-героя.
Вдохновенно используя свой талант искусного музыканта и гармониста, он один из первых соединил на татарской эстраде слово, музыку, песню и даже подтанцовку, ввел на татарскую сцену новый жанр – мелодекломацию, музыкальный фельетон, куплет и пародию. Наиболее яркими произведениями, имевшими максимальный зрительский успех в его исполнении, являлись поэмы поэта-фронтовика Ф. Карима «Кыңгыраулы яшел гармун» («Зеленая гармоника с бубенцами») и М. Садри "Бәхет турында җыр" («Песня о счастье»).
В 1950 г. А. Ягудин переходит на работу в Татарскую государственную филармонию имени Г.Тукая, где проработал до 1986 г. Здесь расширился его репертуар, в который вошли произведения Х. Такташа, А. Кутуя, С. Хакима, С. Кудаша, А. Ерикея, А. Исхака, Ш. Маннура, Н. Арсланова, Э. Давыдова. Он вдохновил выдающегося татарского поэта Н. Исанбета на создание поэтического послания «Татарстан сәламе» («Привет Татарстана»), с которым он в течение многих лет открывал концерты в разных городах и республиках Советского Союза. В его программе звучали стихи Н. Даули, Г. Афзала, Х. Туфана, Б. Рахмета. Он жил в творческой дружбе с молодыми поэтами того времени (Р. Файзуллин, Г. Рахим, Р. Гаташ, М. Хусаин, Р. Харис, Ш. Галиев, Р. Гатауллин и др.). Тесные творческие и дружные узы связывали его с поэтом и его земляком Ш. Маннаповым. А. Ягудин вел концертные программы с участием солистов Татарского театра оперы и балета Ф. Насретдинова, Ш. Кутдусовой, В. Шариповой, М. Якупова, З. Сунгатулиной. Коллегами артиста были звезды татарской филармонии: Р. Вагапов, И. Шакиров, У. Альмеев, Э. Залялетдинов, Г. Валеев, Ф. Садыков, Ф. Биккенин, Дж. Саляхова, Д. Сиразетдинова, С. Алеев, З. Сахабеева, Ф. Сулейманова, З. Басырова, В. Гиззатуллина, Р.Сабиров, Р.Курамшин. Нередко он выезжал на гастроли с журналистами, писателями. С большой теплотой относились к нему артисты Татарского ансамбля песни и танца РТ. В последние годы своей жизни он работал в Татарском государственном фольклорном центре и отделе редких рукописей Института языка литературы и истории. Уже в весьма преклонном возрасте в 1993 г. он участвовал в экспедициях сотрудников фольклорного центра по деревням Тюменской области.
Литература:
Было использовано воспоминание Р. Ягудина «Повесть об отце», Новосибирск, 2008
Смотреть фотогалерею

Воспоминания мастера художественного слова, заслуженного артиста РТ Азаля Ягудина

(1950-1960 годы)

“ Дайте нам татарский концерт!”

1958 год. Во время гастролей с Усманом Альмеевым по Средней Азии был такой случай. В городе Фиргана идет концерт. После первого отделения из зрительного зала передали записку с таким содержанием: “Когда начнете татарский концерт?!”.

На втором отделении я, выходя на сцену, объявил, что мы получили странную записку, и еще сказал:” Концерт идет уже больше часа, для вас звучит татарские песни, мелодии, поэзия. А товарищ, который написал эту записку, видимо, до сих пор не понял, что присутствует на татарском концерте”.

Зал взорвался аплодисметами и смехом.

Я жив-здоров!

1950-ые годы. Находимся на гастролях в Уральской области. Даем очередной концерт на очень большой, просторной сцене во дворце культуры. Когда я вышел на сцену, чтобы начать концерт, вдруг перед моим носом сверху с грохотом упал тяжелый занавес с железными штангами. Зрители все ахнули. Я быстро оправился от шока и шутя сказал: “Я  жив-здоров, товарищи, продолжаем концерт”. Пока я говорил, рабочие сцены все убрали, и дальше концерт прошел в приподнятом настроении.

Воспоминания о Файзи Биккинине

Выдающийся музыкант Файзи Биккинин, который играл на концертных гармониках, был очень наивным, простодушным человеком, а иногда – ранимым, как дитя.

Идет концерт в городе Ленинграде в зале академической капеллы. Файзи ага перед выходом на сцену мне говорит:

– Азаль, если во время моего выступления передадут записки от зрителей, то их обязательно собирай отдельно.

– Ладно, соберу, – обещал я.

После концерта я все записки положил на стол.

Файзи ага спрашивает:

– Ну где они, есть адресованные для меня?

– Все на столе, Файзи ага.

– Но здесь для меня ничего нет!

Слушая наш разговор, к нам присоединяется Рашид Вагапов:

– Вы не доверяете Азалю?

– И засомневаешься тут – сколько записок было, а для меня – ни одного!

Зрители во время выступлений передают на сцену много записок. Но большинство из них адресованы Рашиду Вагапову, с просьбой исполнить ту или иную песню. Видимо, Файзи ага никак не мог понять этого.

Пой и тенором и басом

К новому директору Татарской государственной филармонии заходит один певец с заявлением о  принятии его на работу.

Директор спрашивает:

– У Вас какой голос?

– Я – тенор, –  гордо отвечает певец.

– Хм,  взял бы я Вас на работу, если бы Вы в первом отделении спели тенором, а во втором – басом. А только тенором – не могу!

Проблема с тулупом

Во время гастролей по районам и селам Татарстана в зимние морозы, чтобы не замерзнуть, мы иногда просили председателей колхозов снабдить нас теплыми тулупами. Когда добирались на санях до нужного места, их повозкой отправляли обратно. В этих тулупах, лежа на мягкой душистой соломе и слушая скрип санок, мы чувствовали себя очень комфортно. Но у Рашида Вагапова, из-за высокого роста с этими тулупами всегда возникали проблемы – рукава для него были  до локтя, длина – выше колен. Он смотря на нас с завистью, грустно шутил:

– Эх, был бы я ростом в полтора метра, тоже бы утонул в этих тулупах как вы, и ехал бы в свое удовольствие.

Состояние клубов

Осень, 1950 год. Проходит концерт в деревне Камка Алькеевского района. Очень маленький зал с низким  потолком. Вот на сцену выходит Рашид Вагапов. Он не может стоять ровно, так как его рост не позволяет выпрямиться – задевает  потолок головой.

В Кайбицком районе есть деревня Черемшан. От клубов других сел этот отличался большим залом, наличием  балкона и просторной  гримерки. В 1963 году, когда мы в очередной раз приехали сюда с концертом, безмерно удивились: были выбиты все стекла окон, и по залу вовсю гулял сквозняк. Поэтому было ужасно холодно. Певица Дина Сиразетдинова, не снимая зимней одежды, надела поверх нее свое красивое концертное платье, на ногах – валенки. У одного на голове шапка-ушанка, другой вышел в рукавицах. Вот в таких условиях проходили большинство наших концертов в те времена.

Подписка

Подпишитесь на наши новости и будьте в курсе
всех акций, событий, концертов и фестивалей